Сайт о мафиози и их пособниках

«Дипломаты» в погонах: О перестановках в МИД Туркменистана

Просмотры: 921     Комментарии: 0
«Дипломаты» в погонах: О перестановках в МИД Туркменистана
«Дипломаты» в погонах: О перестановках в МИД Туркменистана

11 декабря президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов, как и предсказывали источники turkmen.news, произвел кадровые перестановки в МИДе. Сменились два заместителя министра и постпред страны при офисе ООН в Женеве.

Смысл этих перестановок легче будет понять, если учесть, что многие из туркменских дипломатов на самом деле являются кадровыми офицерами Министерства национальной безопасности.

Генерал Хаджиев

Самой заметной фигурой, перемещенной 11 декабря с одной должности на другую, является Вепа Хаджиев. Он с 2006 года занимал пост заместителя министра иностранных дел, то есть является почти таким же «политическим долгожителем», как бессменный глава МИД Рашид Мередов.

Хаджиев благодаря знанию языка фарси много участвовал во взаимодействии с Афганистаном. А еще одной его важной обязанностью стали выступления на различных слушаниях ООН по правам человека. Именно Хаджиев раз за разом невозмутимо отвечал перед международной общественностью на острые вопросы, такие как притеснение нацменьшинств, судьбы политзаключенных или ограничение выезда за рубеж.

Однако мало кто знает, что под костюмом дипломата у Хаджиева торчат погоны, причем, как утверждают источники, генеральские. Вепа Хаджиев работал в спецслужбах почти с самого начала карьеры. После окончания Туркменского госуниверситета он лишь немного успел потрудиться в частной фирме, после чего его пригласили в МНБ (тогда еще КНБ). Ну а внедрение данного офицера в МИД состоялось в 2002 году. Хаджиев, как и многие его коллеги, остается кадровым офицером спецслужб.

Теперь он перемещен в Женеву, на должность, которая позволит ему еще активнее выстраивать взаимодействие со структурами ООН. Однако в деятельности Хаджиева имеются стороны, слабо согласующиеся с идеями ООН о правах человека. Источник turkmen.news в одном из силовых ведомств Туркменистана отмечает, что при непосредственном участии Вепа Хаджиева организовывались все аресты и иные преследования активистов. Добиться депортации из-за рубежа того или иного критика режима, не выпустить за границу журналистку Солтан Ачилову — на все это нужна «виза» Хаджиева. С ним советуются, с ним координируют действия все силовики.

В вопросах преследования правозащитников Хаджиев имеет и право вето. Решение об аресте или иных мерах принимает глава МНБ, но к Хаджиеву обращаются за согласованием. Если он считает, что подобное сейчас выйдет себе дороже, то операция спецслужб откладываются.

Сам бывший замглавы МИД пользуется большими привилегиями. Например, он может одним звонком добиться освобождения человека, пойманного с поличным с наркотиками. В то время как родственники всех министров и заместителей министров, указанные в уч арка (справке о нескольких поколениях родственников) являются невыездными, его родных это не касается. Так, его дочь Айлар, ныне работающая в парламенте, еще будучи студенткой, свободно летала на практику в Великобританию, а не так давно — в свадебное путешествие в Турцию.

Стены, полные ушей

Одновременно с Хаджиевым с должности заместителя главы МИД 11 декабря был снят Бердынияз Мятиев. По данным госинформагентства ТДХ, он отправлен в отставку «в связи с переходом на другую работу», но на какую именно — пока неизвестно.

Таким образом, в системе МИД освободилось два места заместителей министра. И оба уже заняли довольно примечательные люди. Один из новых замов, Ахмет Гурбанов, раньше был послом в Иране. По данным источников turkmen.news, он также является офицером МНБ. После ухода Вепа Хаджиева оставлять руководство МИД без штатного чекиста нельзя, поэтому из Ирана был вызван Гурбанов. Теперь следить за обстановкой в МИДе в Ашхабаде предстоит ему.

Второй же новый заместитель, Сердар Мухамметдурдыев, является личным ставленником Рашида Мередова. И это — еще один пример взаимопроникновения ведомств. Мухамметдурдыев до сих пор занимал пост заведующего отделом госпротокола и международных отношений аппарата президента Туркменистана. Иными словами, пока МНБ следит за тем, чтобы сотрудники МИД «не шалили», Мередов через Мухамметдурдыева присматривает за тем, каким образом отношения с другими странами налаживает аппарат президента. В 2022 году с этим чиновником произошел конфуз: его уволили из-за компрометирующих фотографий из сауны. Но уже в 2023-м Мередов смог восстановить своего протеже в прежней должности.

Что самое любопытное — Мухамметдурдыев теперь назначен замминистра, но из администрации президента его не увольняют. Он будет совмещать посты совершенно официально.

Что же касается сотрудников МИД, работающих в МНБ, то в распоряжении редакции имеется список стран, в которых трудятся «послы в погонах»:

 - Австрия, Хемра Аманназаров;

 - Афганистан, Ходжа Овезов;

 - Индия, Шалар Гельдыназаров;

 - Китай, Парахат Дурдыев;

 - Пакистан, Атаджан Мовламов;

 - Саудовская Аравия, Оразмухаммет Чарыев;

 - Франция, Максат Чарыев;

 - Афганистан, консул в Герате Аймырат Гочмырадов;

 - Афганистан, консул в Мазари-Шарифе Базарбай Кабаев;

 - Иран, консул в Мешхеде Ильяс Гайыпов;

 - Таджикистан, бывший посол Хемра Тогалаков (занимал должность до июля 2023 года).

Как можно видеть, в основном сотрудники МНБ работают послами в «проблемных» странах. Что же касается Франции, то Максат Чарыев был назначен послом после того, как его предшественника Шохрата Джумаева обвинили в домашнем насилии. Жена и взрослая дочь подали на него заявление во французскую полицию. Сообщалось, что после отзыва посла обе женщины остались в Париже и попросили политического убежища.

Бывший посол Туркменистана во Франции Шохрат Джумаев с Сердаром Бердымухамедовым uriqzeiqqiuhdrm erideuiqtqiqdrrmf

По данным источников, «послы в погонах» не пользуются любовью у сотрудников МИДа. Дипломаты годами строят карьеру, ожидая возможности попасть на должность посла. Когда руководить посольством в том или ином государстве назначают человека из другого ведомства, сотрудники МИДа сильно разочаровываются. Но что значат их карьерные устремления перед «интересами государства», а точнее, правящего режима?

И уж конечно, совсем никто не думает об интересах простых граждан Туркменистана за рубежом, которые ожидают, что дипломаты будут просто выполнять свои прямые обязанности, то есть представлять интересы соотечественников, оказывать им необходимую помощь и предоставлять такие банальные госуслуги, как замена паспортов.

Так было всегда?

Власти Туркменистана осознали важность особого контроля дипломатического направления после того, как в 2002 году некоторые послы во главе с экс-министром иностранных дел Борисом Шихмурадовым перешли в оппозицию. Чтобы остановить переворот, власти инсценировали покушение на Сапармурада Ниязова, использовав это как предлог для расправы с Шихмурадовым и другими оппозиционерами. Считается, что Ниязову это помогло продлить жизнь и политическую карьеру, правда, всего лишь на четыре года. Преемник же Туркменбаши Гурбангулы Бердымухамедов уяснил для себя, насколько могут быть дипломаты опасны для режима.

Именно поэтому МИД теперь переполнен чекистами. Да и не только МИД. На самом деле люди в погонах внедрены во все властные структуры — от миграционной службы до прокуратуры, от таможни до государственного телевидения, во все министерства и ведомства, в иностранные компании, работающие на территории страны. При этом обычные сотрудники могут даже не понимать, кем на самом деле является их «коллега».

Все сотрудники МНБ в МИДе имеют статус офицеров особого резерва (ООР). А те, кто работает в различных министерствах и ведомствах внутри Туркменистана, являются офицерами действующего резерва (ОДР). Именно эти люди, ООР и ОДР, негласно определяют направление работы любого ведомства. Их деятельность не регулируется никакими нормативными актами — по крайней мере, открытыми для публики. И конечно, правомерность внедрения в госорганы агентов МНБ не прописана ни в Конституции, ни в законах.

Источник, много лет проработавший в Госкомитете по телевидению и радиовещанию, рассказал turkmen.news, что помощником председателя комитета по международным вопросам у них всегда был и остается кадровый сотрудник МНБ.

«У него, как правило, журналистское образование, так что его должность ни у кого не вызывает сомнений, он будто бы на своем месте, — рассказывает источник. — Был у нас одно время один такой «журналист»… Люди с ним были откровенны, в разговорах часто поругивали власть, выражали недовольство. А он фиксировал настроение «коллег», их взгляды, и часто даже специально провоцировал разговоры на подобные темы. А потом в кругу очень близких людей, которых, очевидно, не опасался, этот человек признался: «Я ставленник ТОГО комитета в ЭТОМ комитете».

Гидра на груди

Важно вспомнить еще один урок истории. Незадолго до организации того самого покушения на Ниязова, в том же 2002 году, Туркменбаши провел небывалую для современного Туркменистана чистку органов госбезопасности. Группа офицеров КНБ во главе с председателем генерал-лейтенантом Мухаммедом Назаровым и его заместителем полковником Хайытом Какаевым подверглась уголовному преследованию. Всего репрессирован был 41 офицер и пятеро гражданских лиц.

Начиная эту чистку, Ниязов заявил, что полномочия органов будут резко сокращены. Он говорил довольно правильные вещи: «Комитет не будет размениваться на мелкие дела… КНБ целиком подчинит себя главной задаче — обеспечению государственной безопасности».

Но никаких особых перемен за оставшиеся 4,5 года правления Ниязова в стране не произошло. Система не изменилась, да и не могла измениться. Туркменбаши умер, на его место пришел Гурбангулы Бердымухамедов, впоследствии передавший власть своему сыну Сердару. Оба — и Бердымухамедов-старший, и Сердар — наступают на те же грабли, что когда-то их предшественник, давая абсолютную власть Министерству национальной безопасности. Возможно, в итоге вскормленный Бердымухамедовыми спрут, всесильный и накопивший капитал, их же самих и погубит.

Автор: Николай Герасименко

Версия страницы для печати  

Комментарии:

comments powered by Disqus


Все новости