Сайт о мафиози и их пособниках

Наследники экс-главы Самарского СУ СКР схватились вокруг его завещания

Просмотры: 1117     Комментарии: 0
Наследники экс-главы Самарского СУ СКР схватились вокруг его завещания
Наследники экс-главы Самарского СУ СКР схватились вокруг его завещания

Самарский областной суд рассматривает дело о признании недействительным завещания бывшего руководителя СУ СКР по Самарской области Виталия Горсткина, оставившего все нажитое во втором браке своей супруге Юлии Будак.

Дочери покойного от первого брака с этим не согласны и пытаются доказать, что подпись отца на завещании была подделана. Пока похоже на то, что эту борьбу они проигрывают.

Экс-прокурор подмосковного города Реутова и бывший главный судебный пристав Московской области, аппаратчик Минюста РФ Виталий Горсткин возглавил областной СК весной 2008 года и проработал в этой должности 5 лет. Горсткин запомнился яркой борьбой с тогдашним мэром Самары Виктором Тарховым, публичной пикировкой с депутатом Госдумы РФ Александром Хинштейном и женитьбой на юной самарской красавице Юлии Будак — она была на 26 лет моложе своего 54-летнего избранника.

После отставки в 2013 году бывший главный следователь региона вел спокойную жизнь пенсионера, в 2020 году выдвинулся в сельские депутаты по Красноярскому району, но затем снял свою кандидатуру. А в июле 2021 года Виталий Горсткин умер — и новость огорчила всех, кто знал этого жизнерадостного и оптимистичного человека.

В октябре 2021 года в суд Промышленного района Самары поступило исковое заявление двух дочерей экс-главы СУ СКР от первого брака — Илоны Станкевич и Маргариты Горсткиной. Ответчицей по иску значилась вдова Виталия Горсткина Юлия Будак, третьими лицами — нотариус Московской областной нотариальной палаты Станислав Смирнов и нотариус Ставропольского района Самарской области Наталья Сергина. Почти все решения по этой тяжбе есть в открытом доступе в ГАС «Правосудие», и именно этими открытыми данными пользовалась редакция «СО» при подготовке материала.

Как следует из решения Промышленного суда от 21 декабря 2022 года, после смерти отца Станкевич и Горсткина как наследницы первой очереди обратились по месту регистрации отца к нотариусу Смирнову с заявлением о принятии наследства. Спустя некоторое время стало известно, что ответчица Будак также подала заявление о принятии наследства, в качестве оснований для приобретения в собственность которого указала на два завещания, составленные на ее имя покойным мужем. В версии заявительниц, они «на протяжении всей жизни отца находились с ним в очень тесных отношениях», о существовании одного завещания им было известно с его слов, а вот спорное завещание, по которому все нажитое во втором браке имущество отходило Юлии Будак, вызвало у дочерей сомнения. В версии истиц, в спорном завещании якобы «фамилия, имя, отчество и подпись сделаны не их отцом, а иным лицом с подражанием его подчерку и подписи». На основании этого Станкевич и Горсткина требовали признать завещание недействительным. Будак и ее представитель, напротив, просили в иске отказать.

Опрошенная в судебном заседании нотариус Сергина рассказала, что была немного знакома с покойным Виталием Горсткиным и его супругой — их познакомили на общественном мероприятии (детско-юношеском концерте). Однажды Горсткин пришел к ней в контору в Тольятти, на Южном шоссе, 89, пояснив, что хочет удостоверить завещание. «Супругу в кабинет я не пустила, поскольку завещание — это односторонняя сделка, волеизъявление одного лица, и заключается она без участия посторонних лиц», — сообщила суду нотариус.

Во время беседы в кабинете Сергиной Виталий Горсткин рассказал, что «после смерти его друга возникли конфликты и споры, связанные с разделом наследства, и поскольку он не хотел бы такой ситуации в своей семье, решил составить завещание». Нотариус спросила, почему он зашел именно к ней, а не по месту прописки (Горсткин прописан в Москве), тот пояснил, что был проездом в Тольятти и решил, не откладывая, составить завещание. Сергина поинтересовалась характером взаимоотношений между родственниками наследодателя, Горсткин заявил, что у него очень дружная семья, между родственниками хорошие отношения, имеются иные завещания, в которых разделено другое его имущество, и что в дальнейшем, как он считает, судебных разбирательств не будет (спойлер — в этом он ошибался, как показали дальнейшие события). В завещании Виталий Горсткин указал, что все совместно нажитое во втором браке имущество должно перейти его второй супруге. Нотариус уверяла, что при составлении и удостоверении завещания она соблюла всю установленную процедуру, удостоверилась в свободе волеизъявления заявителя и отсутствии какого-либо давления на него со стороны. Личность Виталия Горсткина была удостоверена, подпись в завещании и в реестре регистрации нотариальных действий, а также расшифровка подписи были выполнены им собственноручно.

В свою очередь дочери покойного следователя настаивали на том, что подпись в завещании выполнена не их отцом, а неким «иным лицом». В обоснование этого в суд был представлен акт экспертного исследования, выполненного специалистом БТЭ «Эксперт». Из акта следует, что изображение рукописной подписи в копии завещания, вероятно, выполнено не Виталием Горсткиным. «Решить вопрос в категорической форме не представляется возможным в связи с исследованием изображения рукописной записи (копии), в котором проявилось ухудшение изображения и утеря признаков при копировании», — говорится в акте.

Вдова Юлия Будак предоставила суду другое заключение эксперта, выполненное ООО «ИНО», — и этот эксперт в достоверности подписи ее покойного супруга не сомневался. Тогда суд назначил свою почерковедческую экспертизу — ее провел специалист ООО «Судэксперт», и его выводы склонили чашу весов в пользу вдовы.

Истицы не сдавались и заказали экспертизу уже акта экспертного заключения ООО «Судэксперт», в котором якобы были выявлены «нарушения в виде отсутствия объективности, полноты и всесторонности проведенного исследования, отсутствия надлежащего применения специальных знаний, отсутствия объективности полученных результатов, отсутствия обоснованности выводов, отсутствия логики экспертных рассуждений». Суд решил, что новый акт экспертного исследования «по сути своей является рецензией и не принимается в качестве достоверного доказательства». Кроме того, этот новый эксперт, опрошенный в суде, выводы судебной экспертизы полностью подтвердил и пояснил, что «сделанные им в результате проведенного исследования выводы являются категоричными, однозначными, никаких сомнений в том, что подпись и рукописная краткая запись от имени Виталия Горсткина в завещании и реестре регистрации нотариальных действий сделана им самим, не имеется».

В итоге заключение судебной экспертизы признали достоверным доказательством подлинности подписи покойного. В исковых требованиях дочерям Виталия Горсткина было отказано, кроме того, с них взыскали 35 тыс. рублей в качестве оплаты работы эксперта. Это решение Промышленного суда вынесено в декабре 2022 года, Станкевич и Горсткина тут же обжаловали и его.

В марте 2023 года пересмотр дела начал Самарский областной суд, но спустя полтора месяца процесс приостановили. Это было связано с оспариванием определения Промышленного райсуда от 24 февраля 2022 года о назначении судебной почерковедческой экспертизы. В августе 2023 года определение признал законным Самарский областной суд, в октябре 2023 года — 6-й кассационный суд общей юрисдикции. С ноября 2023 года тяжбы за наследство Виталия Горсткина вновь стартовали в апелляционной инстанции Самарского областного суда. Очередное заседание по делу состоялось в минувший четверг, 7 декабря 2023 года.

За что именно борются наследники покойного главы самарского СУ СКР, точно неизвестно, но, согласно одной из последних поданных им деклараций, в собственности у Виталия Горсткина была квартира в 80 кв. метров, земельный участок — 15 соток, коттедж площадью 543,2 кв. м и автомобиль Infiniti. Какое имущество появилось у него — если появилось — уже после отставки и что из активов нажито во время второго брака — загадка.

Оснований не доверять выводам эксперта не имеется, поскольку эксперт имеет необходимую квалификацию, значительный стаж экспертной работы, предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, в исходе дела не заинтересован, выводы эксперта надлежащим образом мотивированы, доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы либо ставящих под сомнение его выводы, суду не представлено. Заключение эксперта является ясным, полным, непротиворечивым, сомнений в его правильности и обоснованности не имеется, оно содержит исчерпывающие ответы на поставленные судом вопросы.

Источник: решение суда Промышленного района Самары от 21 декабря 2022 года.

Автор: Анатолий Войнов

Версия страницы для печати  

Комментарии:

comments powered by Disqus


Все новости